Не было кошмаров у меня в ночь ту,
Что тихо встречала теплую весну.
Но в холодном проснулся я поте,
И в ушах дрожало в леденящей ноте.
С трудом вырывался из лап сновидения,
Не в силах забыть картины видения.
И лишь унялась странная дрожь,
Видение вернулось, вонзившись, как нож.
Снова я окунулся в зелени листву,
Вновь оказался в мрачном лесу.
Деревья огромные меня обступили,
Кроны густые в вышине окружили.
Сквозь липкие тени и тлена туман,
Существование мира, казалось, — обман.
Где-то вверху нет синего неба, словно,
Нет холмов, иль равнин, стелящихся ровно.
Как будто нет солнца тёплых лучей,
И не бежит через луг весёлый ручей.
Лишь тропинка в гроте лесном
Между стволами во мраке вечно ночном…
Через зарослей стену дабы не лезть,
Я шёл по тропинке, а сколько — не счесть.
Желая из лесу выйти быстрей,
Встречал я лишь ветви и гущу теней.
Казалось, полжизни иду по тропе,
А лесу конца не видно нигде.
Решив, что это путь совсем не людей,
А лесных, голодных и диких зверей,
Я в зарослей стену поскорей окунулся,
Бежал без оглядки и перед другою очнулся.
Эта тропинка на ту была сильно похожа,
Но в лес углубляться, решил я, негоже.
Но, пройдя другие полжизни по ней,
Я в чащобу поспешил поскорей.
О петлях тропинки уже совсем забывая,
Я шел напролом, телом путь пробивая.
Я весь был изранен, на ногах не стоял,
Когда впереди свет замелькал
Мучительный шаг, и вот, наконец,
Царству теней приходит конец!
Нет больше ветвей мрачных вокруг,
И озаряется светом повсюду всё вдруг.
Лишь ясное небо над головою висит,
И тепленький лучик по коже бежит.
Но, видно, не окончен путь мой,
И не попасть мне рано домой.
Камня стена предо мною стоит,
И, казалось, до самого солнца бежит.
Силы вернулись, лишь скалы я коснулся,
И вверх по стене неспеша подтянулся…
(ниже следующие строфы можно и нужно читать в любом порядке — колостих ©Indra.)
Тяжесть гора внушала собою,
Но камень тёпл был под рукою.
Слегка шершавый его ощущая,
Я карабкался вверх, скалу побеждая.
Куда не бросал я взгляд свой,
Везде камень, под, над и передо мной.
Но на скале весело свет, играя,
Помогал ползти, силы вселяя.
Вряд ли мне удалось бы добраться,
На вершину горы той взобраться,
Если б цветы в щелях не росли,
Чей запах меня словно крылья несли.
Я слышал повсюду камня стук,
И это спасло меня от многих мук.
При звуке камней, что катятся вниз,
Меня укрывал подходящий карниз.
Вскоре от жажды весь я начал сгорать,
Но я нашел, где напиться достать.
Одиноко текущий из щели ручей
Вкусом спас, оживил прохладой своей.
Я знал, что эта дорога верна,
Потому решил идти до конца.
Уверенность пронзила нещадно меня:
Еще немного, и буду я у себя.
Ну вот, последний я сделал рывок,
И растаял мир туманных дорог.
Я оказался в первородной тиши,
И мрак вокруг зашептал: «Не спеши!..»
Что-то коснулось меня, как ветер подул,
И, словно, жизни пламя сильнее раздул.
Нечто проснулось, завертелось во мне,
Что дремало до сих пор где-то в душе.
Я понял внезапно, подумалось, всё,
Но не умом, потому, казалось, не это моё.
Чувствам этим я сладился,
И во тьме спокойной я забылся.
Но мягкая сила меня подхватила
И в море света не спеша опустила.
Я проснулся и, вспомнив видение,
Дрожал, не в силах понять сновидение.
И не сразу, отгоняя образы сна,
Я осознал, что наступила весна…
Так и не смог я понять,
О чём сон тот хотел рассказать.
Но с тех пор, с ночи странной той,
Что утешала всех ранней весной,
Жизнь моя изменилась,
Удача со мной поделилась.
Смысл вокруг я нашел,
И по дороге своей без оглядки пошел.

© 2001-09-03 Indra